13:00 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет Niaka:

positiv!
Продолжаем эту тему

На что способен Большой электромагнит и разноцветные шарики

F5 2011 RE:PLAY Film Festival. Inductance from Physalia Studio on Vimeo.



URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
145  (100%)
Всего: 145
20:43 

Доступ к записи ограничен

волкодлак
«Божий зверь, господень волк, моли за нас царицу небесную».
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:00 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет Упырёнок:

Шедеврально же!
- Гони быстрее! Посмотри, что сзади!
- Твою мать!!! (с)



URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!


13:00 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет aretania:

статья о темной стороне феминизма для секс & сити (по крайней мере, они мне такое заказали, а что получилось, не знаю)

Когда мужчины скупают лифчики, а женщины идут в суд после ночи любви, победа феминизма кажется абсолютной и его потихоньку начинают приравнивать к фашизму. Однако, торопиться не стоит. Совы не те, кем они кажутся. Перекосы феминизма имеют меньше отношения к женщинам, чем пишут таблоиды.

читать дальше

URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
144  (100%)
Всего: 144
11:00 

Diary best
Искатель @сокровищ

Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
232  (100%)
Всего: 232
09:07 

Diary best
Искатель @сокровищ

День пользователя Niaka

Пишет Niaka:

а-та-та! :)
к этому, дополним так:



Фильм «Ещё раз!» – это фильм-воспоминание о самой прекрасной поре каждого человека – о беззаботном детстве. Действие разворачивается в Ярославле 1930-х годов. Авторам удалось с большой точностью передать атмосферу города этого времени.

URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
77  (100%)
Всего: 77

@темы: Видео, Не свое

10:00 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет _FOTINA:

ИТОГИ "СЛОВА ГОДА - 2010" В РОССИИ
У конкурса «Слово года» в России — аналога одноименного международного — уже целая история: он проводится с 2007 года (автор идеи — культуролог Михаил Эпштейн); с 2009 года победителей определяют не только эксперты, но и народное голосование. Голосование проходит на рекомендательном сервисе Имхонет.

Слово года-2010 по итогам народного голосования — «жара», выражение года — «аномальная жара» (за это слово, как и за его дублера «смог», проголосовала почти половина участников). читать дальше

Слова, вышедшие в финал «Слова года» в 2010 году

Номинация «Слово года»

— аватар
— жара
— морозы
— огнеборцы
— околокремля
— Распадская
— Речник
— сити-менеджер
— смог
— Шевчук

Номинация «Выражение года»

— аномальная жара
— без фанатизма
— веселый гном
— живая бомба
— исландский пепел
— кремниевая долина
— локальное похолодание
— «Мерседес» S666
— танцующий мост
— энергосберегающие лампочки

Номинация «Словотворчество»

— ай-поц — поклонник гаджетов компании Apple
— бухлодырь — и пьющий, и ленющий
— вакциник — врач-вирусолог
— загарий — солярий
— злодчество — построение козней, а также творчество некоторых архитекторов
— книзменность — литературный ширпотреб
— лекси-кола — язык массовой культуры
— лесогубы — водятся в Химкинском лесу
— музоль — надоевший хит
— опрессить — сделать достоянием прессы
— публичико — смазливое лицо компании
— сакраля — красивая жрица
— сдербанк — банк, вытягивающий много денег
— словопийца — тот, кто упивается, опьяняется словами, своими или чужими, нуждается в них как в наркотике
— эпикурейсы — турпоездки для богатых

читать дальше

URL записи

(не свое)

Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
185  (100%)
Всего: 185
15:02 

Как описать историю мира?

Свободный мыслитель
В последнем (9-ом) номере Журнала Московской Патриархии (www.jmp.ru/archiv/Jmp 9 2010.pdf) была опубликована моя статья "Как описать историю мира? Теория эволюции, креационизм и христианское вероучение". Сличение этого опубликованного текста с тем, что я предоставил в редакцию, показало, что при публикации статья была сокращена и значительно был изменён состав иллюстраций. Поэтому помещаю здесь первоначальный полный вариант, благо настало время что-нибудь опубликовать, чтобы дневник не выбросили в архив.



В прошлом 2009 г. во всём мире широко отмечалось 200-летие со дня рождения Ч. Дарвина и 150-летие выхода его главного труда «Происхождение видов путём естественного отбора». Этот юбилей в самых широких кругах вызвал оживление интереса к теме биологической эволюции, а в православной церкви с новой остротой поставил вопрос об отношении Православия к эволюционному учению. И хотя Дарвин не был автором ни самого понятия эволюции организмов (в биологию слово «эволюция» было принесено ещё в XVII в. М. Хейлом), ни даже первой эволюционной теории (в начале XIX в. такая достаточно последовательная и развитая теория была предложена Ж.-Б. Ламарком), но именно благодаря Дарвину эволюция стала (и продолжает быть до сих пор) предметом интереса и обсуждения широкой публики. Одним из наиболее важных аспектов этого обсуждения с самого начала стал христианский контекст, ибо многим современникам Дарвина (как христианам, так и противникам христианства) казалось, что его теория противоречит основным положениям христианского вероучения. Многие принципиальные позиции, сформулированные очень скоро после публикации его трудов, продолжают в той или иной форме существовать до сего дня.

Православные христиане с самого начала упомянутой дискуссии (т. е. ещё с третьей четверти XIX в.) не стояли в стороне от неё. Замечательное юмористическое стихотворение Алексея Константиновича Толстого «Послание к М. Н. Лонгинову о дарвинисме» [1], написанное в 1872 г., может служить хорошей иллюстрацией того «кипения страстей» вокруг трудов Дарвина, которое имело место в России в те времена.

А. К. Толстой


Лонгинов был цензором, который пытался запретить издание в России книги Дарвина «Происхождение человека и половой отбор», и Толстой, показывая бесплодность подобной борьбы против науки, вместе с тем описывает три основных подхода к отношению науки и христианства.

Первый из них (Толстой называет его «нигилизмом») представляет собой настоящий атеизм, заявляющий, что наука доказала отсутствие Бога. Конечно, такая точка зрения не имеет ничего общего с настоящей наукой, в том числе, с теорией Дарвина, и Толстой предостерегает Лонгинова против отождествления этих двух типов мышления (научного и атеистического). Подобное отождествление характерно также и для второй принципиальной позиции, которую можно считать идентичной современному креационизму. Соглашаясь с существованием непримиримого противоречия между наукой и религией, креационисты (в отличие от атеистов) принимают сторону религии в этом мнимом столкновении и стараются опровергнуть результаты научных исследований. Наконец третья концепция (исповедуемая самим Толстым, глубоко верующим православным христианином), которую можно назвать христианским эволюционизмом, утверждает отсутствие существенных противоречий между научным и библейским описанием истории Земли. Теория эволюции, согласно этой концепции, описывает «способ, как творил Создатель, что считал Он боле кстати» [1, стр. 118].

В Советском Союзе «научный» атеизм был частью официальной идеологии, а дарвинизм рассматривался как один из наиболее «ударных» аргументов в его поддержку. Слова «марксизм», «атеизм» и «дарвинизм» часто употреблялись рядом в официальной коммунистической пропаганде и часто рассматривались как синонимы, особенно среди людей мало образованных. В этих условиях любые мнения по поводу отношений между наукой (в том числе, дарвинизмом) и религией, которые расходились с официальной точкой зрения, не имели никаких шансов на публичное выражение и могли развиваться лишь подпольно или за рубежом. На протяжении большей части XX века православных авторов, которые вырабатывали и распространяли идеи о соотношении науки и религии, расходившиеся с официально-советской атеистической концепцией, было не слишком много не только в Советском Союзе, но и вне его пределов. Количество соответствующих произведений также было не очень велико, и они не получили широкой известности, но тем не менее, как мы увидим ниже, все современные концепции по рассматриваемой теме уходят своими корнями в те советские времена. Падение коммунистической идеологии в 90-ых годах XX в. вызвало к жизни бурный поток мнений, которые раньше подавлялись административными методами. С тех пор феномен биологической эволюции находится в центре широкой и интенсивной дискуссии, которая выглядит как настоящая война мнений, кажущихся непримиримыми.

Принимая в течение последних 20 лет довольно активное участие в этой «войне» (см. [2 – 5]), я выработал некую классификацию тех направлений мысли, с которыми мне приходилось сталкиваться. Эта классификация излагается ниже, хотя её, конечно, нельзя считать объективной и беспристрастной, ибо сам я безусловно причисляю себя к сторонникам одной из рассматриваемых концепций – той, которая получила название христианского эволюционизма. Можно считать эту классификацию «навешиванием ярлычков», но всё же она кажется мне удобной для ориентирования в рассматриваемом «бурном море мысли». Можно считать неудачными те названия, которые предлагаются для обозначения каждого из течений, но я глубоко убеждён в бессмысленности любых терминологических споров. Важно, что очерченные концепции реально существуют, а уж как их называть – это дело вкуса.

Сотворение мира, день пятый. Миниатюра из так называемой «Библии Совиньи», XII в.


1. Фабулизм


Понятно, что атеизм, уходящий своими корнями в глубокую древность (ср. Пс. XIII, 1), не предполагает a priori никакой истины, стоящей за библейским текстом. Большинство современных атеистов рассматривает книгу Бытия как собрание мифов, в том числе мифов космогонических, отражающих представления древних евреев о происхождении и устройстве Вселенной, и неизбежно фантастических, т. е. имеющих весьма мало общего с действительностью, раскрываемой нами в научном познании.

Вместе с тем, близкое представление о том, что библейское повествование о сотворении мира (Быт. I – II) не содержит в себе исторической истины, существует и в современном христианстве. Концепция эта может быть названа фабулизмом (от лат. “fabula” - «басня», «сказка»), ибо она рассматривает Шестоднев как своего рода нравоучительную басню. Своими корнями она восходит к идее о принципиальной разнородности научного и религиозного отношения к миру, высказанной ещё в 1920-е годы православным философом С. Л. Франком [6]. Согласно Франку, религия и наука не нуждаются во взаимном согласовании, поскольку они не имеют друг с другом ничего общего, их «предметы рассмотрения» совершенно различны и, образно говоря, нигде не пересекаются. Применительно к толкованию книги Бытия фабулизм утверждает, что в намерения Бытописателя не входило сообщать читателям какие-либо сведения по истории Земли и жизни на ней (точно так же, например, как автор басни «Ворона и Лисица» совсем не утверждал, что описанные в ней события действительно имели место в истории) и, таким образом, единственный смысл Шестоднева – нравоучительный: из библейского повествования читатели должны усвоить лишь то, что всё, видимое ими, есть Божие творение и прославлять Бога за это творческое деяние. В 1981 г. очень близкие к этой позиции мысли были высказаны папой Иоанном Павлом II в обращении к Папской Академии Наук «Космология и фундаментальная физика»: «Сама Библия рассказывает нам о происхождении и устройстве вселенной не для того, чтобы представить нам научный трактат, но для того, чтобы ясно показать, каким должно быть правильное отношение человека к Богу и вселенной. Священное Писание хочет просто провозгласить, что мир был сотворен Богом, а чтобы научить нас этой истине, оно использует те космологические термины, которые употреблялись во времена его автора. Равным образом, Священная Книга желает сообщить людям, что наш мир был сотворен не в качестве местопребывания богов, как учили прочие космогонии и космологии, но для того, чтобы служить человеку и славе Божией. Всякое же иное учение о происхождении и строении вселенной чуждо целям Библии, которая хочет научить нас не тому, как устроены небеса, но тому, как человек может на небеса попасть» [цит. по 7, p. 296]. В настоящее время эта идея развивается, в основном, католическими богословами [7 – 9], хотя в частных беседах мне доводилось слышать подобные мнения и от людей, исповедующих православие.

Можно заметить, однако, что подобное «внеисторическое» толкование книги Бытия не соответствует православной традиции. Бог открывает Себя в истории – таков один из очевидных принципов православного богословия [10], который естественно порождает концепцию священной истории как области знания, подлежащей вéдению и религии, и науки (поскольку история есть наука). С XIX в. по настоящее время священная история рассматривалась как обязательная составная часть систематического православного богословия и, соответственно, - всех уровней богословского образования от школьных учебников по закону Божию до курсов, читаемых в духовных академиях. Общим местом православной сакральной экзегетики [см., например, 11] является классификация книг Священного Писания, включающая в качестве одного из подразделений книги исторические, т. е. такие, которые описывают в хронологическом порядке события, реально происходившие в прошлом по отношению ко времени написания самой книги [4]. И книга Бытия в рамках этой традиции всегда рассматривалась именно как такая историческая книга, написанная в жанре исторической хроники (а отнюдь не басни), т. е. излагающая Откровение, преподанное нам через события, которые действительно имели место в истории. И если основная её часть касается истории человечества, то I глава имеет общий предмет с естественной историей, порождая необходимость сопоставления с истинами, добытыми науками естественно-исторического цикла: космологией, геологией, палеонтологией.

2. Креационизм


Как мы уже видели, православный креационизм можно проследить в прошлое вплоть до появления работ Дарвина, и сейчас, наверное, уже трудно сказать, кто был первым креационистом. В течение советского периода в России не было заметно какой-либо креационистской активности, хотя несколько важных работ [12, 13] было написано в 70-ых – 80-ых годах прошлого века отцом Серафимом Роузом – православным иеромонахом, жившим в США (см. ниже). В 1980-ых годах креационистская литература начала понемногу проникать в Россию, главным образом, из США и, конечно, эта литература была представлена работами американских протестантских фундаменталистов – Г. Морриса, Т. Ф. Хайнца и др. С 90-ых годов начали появляться оригинальные работы русских православных креационистов, - в основном, как реакция на «атеистический дарвинизм», искусственно насаждавшийся в предшествующие годы. На вопрос «Наука или религия?», задававшийся коммунистической пропагандой, православные верующие отвечали «Религия!», заявляя этим ответом свою оппозицию официальному атеизму и не замечая, что сама постановка вопроса была порочной (ибо подлинное научное исследование тварного мира не может вступать в противоречие с верой в его Творца; как научное исследование, так и религиозная вера имеют один и тот же идеал и одну и ту же цель – Истину). Сейчас это течение переживает время расцвета. Православные креационисты публикуют большое количество литературы, проявляют значительную активность на разного рода конференциях, а также в Интернете.

Во всём мире происходит борьба между «нормальной» биологией и креационизмом за влияние в сфере школьного образования. В 2004 г. итальянское правительство С. Берлускони попыталось запретить преподавание эволюционной теории в средней школе, но потерпело неудачу. В июне 2006 г. академии наук из 67 стран мира приняли декларацию (её текст опубликован в [14]) о необходимости изучения в школе теории эволюции. В ответ на это заявление Парламентская ассамблея Совета Европы в октябре 2007 г. приняла резолюцию № 1580 «Опасность креационизма для образования» [15]. В мае 2009 г. Российская Академия Наук присоединилась к заявлению 67 академий, хотя в итоговом решении Общего собрания РАН резолюция № 1580 не упоминалась [14]. И если в Западной Европе преподавание креационизма вместо «нормальной» биологии в средней школе только обсуждается [16], то в России его уже преподают в ряде школ.

Если попытаться выделить некую общую «платформу», общую систему взглядов, свойственную всем креационистам, то можно легко увидеть, что «платформа» эта, во-первых, чрезвычайно бедна содержанием, а во-вторых, носит чисто негативный характер. По существу она сводится к отрицанию эволюционного процесса. Согласно взглядам креационистов Бог очень быстро (почти мгновенно) создал Вселенную, которая с тех пор пребывает неизменной. А все доказательства, поставляемые наукой в пользу существования эволюции, являются ложными и должны быть опровергнуты (именно поэтому креационизм должен рассматриваться как учение антинаучное). На вопрос: «А что же всё-таки было, если не было эволюции?» разные креационисты отвечают по-разному или даже вообще ничего не отвечают, оставляя вопрошающего один на один перед лицом возникающих противоречий. Например, с одной стороны, они отрицают возможность происхождения жизни из неорганической материи, а с другой, – возможность происхождения человека от каких-либо животных предков. Соединение этих двух положений порождает совершенно парадоксальную ситуацию: получается, что Бог мог создать из глины человека, а бактерию – не мог. Однако сами креационисты как бы не замечают данного противоречия и никогда даже не упоминают о его существовании.
Непродуманность и внутренняя противоречивость креационистской концепции особенно наглядно проявляется, если вопрос о существовании биологической эволюции поставить так, как его сформулировал Дарвин в заголовке своего главного труда («Происхождение видов»; следует признать, что в этой формулировке – непреходящая заслуга Дарвина перед наукой, вне зависимости от того, соглашаемся ли мы или нет с тем ответом, который он дал на поставленный вопрос). Достаточно типичным и характерным представляется, например, следующий диалог между эволюционистом и креационистом.
Эволюционист: Откуда взялись все те виды живых существ, которые мы во множестве видим вокруг себя?
Креационист: Их сотворил Бог.
Эволюционист: Из чего Он их сотворил?
Ответить на этот вопрос «Из ничего» креационистам препятствует свидетельство Священного Писания, где о человеке, например, прямо говорится, что он был сотворён Богом «из праха земного» (Быт. II, 7). Поэтому продолжение диалога выглядит, как правило, примерно так:
Креационист: Я не знаю, из чего Бог сотворил виды, но точно знаю, что не из других видов.
Эволюционист: Но как вы можете утверждать это, если вы не знаете, как происходил процесс творения? «Отчего б не понемногу введены во бытиё мы? Иль не хочешь ли уж Богу ты предписывать приёмы?» [1, стр. 118].
Различные ответы на этот вопрос, которые можно найти в креационистской литературе, позволяют выделить в православном креационизме как бы два разных направления. Одно из них условно может быть названо «патрологическим», а другое - «научным».

А. «Патрологический» креационизм


Иеромонаха Серафима (Роуза) можно назвать в качестве первого и наиболее типичного представителя этого направления. Его аргументация сводится по существу к следующему утверждению: «Эволюции не было, потому что её существование отрицалось святыми отцами». «Мы не должны, - пишет он [13, стр. 10], - спешить предлагать наши собственные объяснения “трудных” мест (Священного Писания – А. Г.), но должны сперва попытаться ближе ознакомиться с тем, что святые Отцы говорили об этих местах, сознавая, что они имеют духовную мудрость, которой мы лишены». Следует, однако, помнить, что большинство святых отцов жило задолго до того времени, когда идея эволюции стала предметом христианской мысли. Поэтому те места из их творений, которые могут быть привлечены для толкования Священного Писания в связи с темой эволюции, могут оказаться ещё более трудными для понимания, чем те «трудные» места Библии, которые о. Серафим собирается с их помощью толковать. Святоотеческие тексты, таким образом, сами нуждаются в толковании, которое может быть, вообще говоря, совсем не однозначным. О. Серафим полностью игнорирует этот факт. Так, например, он сам приводит цитаты из свт. Афанасия Великого и свт. Григория Нисского, которые указывают на существование эволюции. Говоря о том, что под сотворением «из праха земного» можно понимать вполне «естественный» процесс рождения, присущий всем живым организмам, свт. Афанасий пишет: «Первозданный человек был сотворён из праха, как и любой другой; и рука, создавшая тогда Адама, творит и всех тех, кто приходит после него» [13, стр. 10].

Святитель Афанасий Великий. Сербская фреска XIII века


Святитель же Григорий Нисский в сочинении «Об устроении человека» прямо указывает, что «…природа как бы из ступенек, то есть из отличительных признаков жизни, делает путь восхождения от самого малого к совершенному» [13, стр. 32].

Святитель Григорий Нисский. Мозаика из собора Св. Софии в Киеве, XI век


О. Серафим, однако, перетолковывает эти слова святых отцов, пользуясь другими цитатами, вроде бы свидетельствующими против существования эволюции. Но если, однако, такое толкование считается возможным, то почему невозможно толкование «в другую сторону», т. е. перетолковывание цитат второй группы на основе цитат первой группы?

Ответ на этот вопрос невозможно найти в работах «патрологических» креационистов. Тем не менее, они претендуют на то, что являются единственными носителями православной традиции («наследия святых отцов»), и отказывают сторонникам иных взглядов в праве называться православными христианами вплоть до отлучения их от Церкви [17].

В отношении науки (которая, как известно, доказывает свои положения и потому не допускает, чтобы её игнорировали) «патрологические» креационисты исповедуют теорию, близкую к «теории омфалоса», предложенной английским натуралистом Ф. Г. Госсе в 1857 г. Священник Константин Буфеев, один из ведущих православных креационистов современности называет её «теорией снежка» [17]. Представим себе, - говорит он, - мальчика, который бросает снежок. Наблюдая какой-либо фрагмент траектории этого снежка, мы можем путём расчётов, основанных на законах механики, экстраполировать её как угодно далеко назад. Но на самом деле в определённой точке этой вычисленной траектории стоит мальчик, который и является подлинной причиной рассматриваемого движения. Поэтому реальная история снежка до этой точки будет совсем другой, чем та, которую мы рассчитали на основании наблюдаемого фрагмента его траектории. То же самое можно сказать об истории всего мира. В определённой точке этой истории имел место акт Творения, и это обстоятельство делает некорректными все научные реконструкции далёкого прошлого. Например, если мы наблюдаем галактику, отстоящую от нас на 10 млрд. световых лет, то это не значит, что она возникла 10 миллиардов лет назад. Бог создал её лишь 7500 лет назад, но при этом заполнил всё пространство между ней и нами светом, который, как кажется, исходит от неё, но в действительности по своему происхождению не имеет с ней ничего общего.

Следствием этой теории является вера в то, что мир лжив и создаёт иллюзии в умах людей, которые его изучают. Конечно, такую веру трудно совместить со свидетельством книги Бытия о том, что мир, созданный Богом, был «хорош весьма» (Быт. I, 31). Вероятно, в силу этого бóльшую популярность среди креационистов получила модификация «теории снежка», предложенная генетиком А. И. Ивановым, который переносит «точку лживости» (т. е. ту точку, за которой любые исторические реконструкции становятся неверными) с момента творения на момент грехопадения. Именно в момент грехопадения первых людей, согласно Иванову, в природе мгновенно и чудесным образом возникли все те феномены, которые ныне рассматриваются как следы длительной эволюции Земли и всей Вселенной в целом. Так, например, динозавры никогда не существовали на Земле в качестве живых организмов, а их кости возникли в земной коре (мгновенно и из ничего) при грехопадении сразу в виде окаменелостей. Хотя такой концепции нельзя отказать в логичности, она по существу отрицает ценность всякого научного исследования, что противоречит и церковной традиции, рассматривавшей изучение природы как путь приближения к Богу [18], и словам апостола Павла: «Ибо невидимое Его, вечная сила и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы…» (Рим. I, 20).

Б. «Научный» креационизм


В отличие от «патрологических», «научные» креационисты стараются доказать отсутствие эволюции средствами самой же науки [19 – 24]. Об этом течении можно много не говорить, т. к. оно фактически совпадает с хорошо известной «креационной наукой», развиваемой протестантскими фундаменталистами. С действительно научной точки зрения аргументация «научных» креационистов выглядит невежественной и предвзятой [5] и может быть квалифицирована как идеологически окрашенная лженаука. По-видимому, главное доказательство существования эволюции (длинные последовательности видов ископаемых организмов, наблюдаемые во многих местах земной коры) поставляется палеонтологической летописью. «Научные» креационисты, как правило, обходят это доказательство гробовым молчанием, сосредотачиваясь на других эволюционных аргументах, действительно не обладающих абсолютной убедительной силой, например на глубоком анатомическом, генетическом или эмбриологическом сходстве, которое наблюдается между современными таксонами (подразделениями разных рангов, на которые делится мир живых организмов согласно биологической систематике, - родами, семействами, классами и т. д.). А те креационисты (как, например, А. Лаломов [24]), которые обращаются к палеонтологическим свидетельствам, обычно вынуждены признавать существование эволюции, хотя и ограничивают его самым низким (видовым) таксономическим уровнем. Остаётся, однако, непонятным, почему роды, семейства и другие крупные таксоны не могут возникать эволюционным путём, если для видов такая возможность допускается.


3. Альтеризм


Термин «альтеризм» (от лат. alter – иной, другой) является сравнительно новым. Он был предложен автором [3], для того чтобы объединить множество взглядов, группирующихся вокруг книги епископа Василия (Родзянко) «Теория распада Вселенной и вера Отцов» [25], в основу которой был положен курс лекций, прочитанных Владыкой в Московской Духовной Академии в 1994 г. Происхождение альтеристских идей может быть связано с такими работами русских религиозных философов начала XX в. как «Философия свободы» Н. А. Бердяева [26] и «Смысл жизни» Е. Н. Трубецкого [27]. Однако полное развитие и распространение эта концепция получила лишь в конце XX в. благодаря упомянутой книге владыки Василия.

Центральная идея альтеризма, пользующаяся ныне достаточно большой популярностью в Русской Православной Церкви, особенно в Москве и Санкт-Петербурге, может быть сформулирована следующим образом. Наука, конечно, правá в своём отстаивании существования эволюции. Эволюция действительно имела место в истории Земли. Но этот процесс не имеет ничего общего с процессом творения, описанным в двух первых главах книги Бытия. Большой взрыв, рассматриваемый учёными как начало мира, должен идентифицироваться не с началом творения (Быт. I, 1), а с моментом грехопадения первых людей (Быт. III, 6 – 24). До этого события существовал другой (отсюда и название концепции), «райский» мир, а грехопадение явилось причиной его крушения и возникновения нового мира – того, который ныне и исследуется наукой.

Альтеризм близок к теориям «снежка», или «омфалоса» (особенно в интерпретации А. И. Иванова), изложенным выше, признавая существование прошлого, недоступного для исторических наук, но отличается от них тем, что отодвигает это «непознаваемое время» на значительно большее расстояние от наших дней. Креационизм допускает научное исследование лишь для последних 7500 лет, тогда как альтеризм, опираясь на данные космологии, распространяет этот период до 15 миллиардов лет.

Несмотря на то, что альтеризм признаёт все имеющиеся научные данные, он сталкивается с большими трудностями философского характера из-за необходимости признания двух разных Вселенных. Эти два мира (по самому смыслу слова «мир» - полная и, следовательно, замкнутая в себе система) не могут иметь друг с другом ничего общего, и если мы живём в одном из них, мы не можем ничего сказать о другом. Тем не менее, первые две главы книги Бытия содержат, согласно альтеристской концепции, описание этого «другого» (не нашего) мира и, более того, - описание в терминах «нашего» мира: «небо», «земля», «вода», «суша», «трава», «деревья», «птицы», «скоты» и т. д. Таким образом, трудно квалифицировать это описание иначе, как преднамеренный обман многочисленных предшествующих поколений наивных читателей Библии, которые ничего не знали о теории Большого взрыва. С другой стороны, невозможно, конечно, предполагать такое намерение у св. пророка Моисея, автора книги Бытия. Надо обладать поистине извращённым сознанием, чтобы думать, что в словах «Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла...» (Быт. II, 4) речь идёт совсем не о той земле, по которой мы ходим ногами, и не о том небе, которое видим у себя над головой (более подробный разбор концепции альтеризма см. в [3]).

4. Христианский эволюционизм


Как мы уже видели, идея о возможности согласовать библейское описание творения мира и эволюционистские сценарии истории Земли возникла в Русской Православной Церкви ещё в XIX в., почти сразу после распространения теории Дарвина. Начало реализации этой идеи может быть возведено к двум апологетическим работам, созданным в советский период: «Очеркам христианской апологетики» Н. Н. Фиолетова [28] и «Апологетике» священника Василия Зеньковского [29]. Позже эта апологетическая традиция была продолжена и развита протоиереем Николаем Ивановым [30] и митрополитом Ярославским Иоанном (Вендландом) [31], геологом по образованию. В течение всего советского периода в России жили и работали православные учёные-естествоиспытатели, которые стремились осмыслить, с одной стороны, свою профессиональную деятельность в свете православной веры, а с другой стороны, - Откровение в свете последних данных своей науки. Одним из наиболее ярких представителей этого направления мысли был протоиерей Глеб Каледа (1921 – 1994) – профессор геологии, тайно принявший священный сан в 1972 г., а с 1991 г. –заведующий сектором просвещения и катехизации Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии.

Протоиерей Глеб Каледа


Идеи, развивавшиеся о. Глебом и его единомышленниками, конечно, не могли быть опубликованы в СССР, но многие из них (в том числе и основной труд о. Глеба «Библия и наука о сотворении мира») нашли выражение в сборнике статей «Той повеле, и создашася» [2], изданном в 1999 г.
Общая концепция православного эволюционизма может быть выражена в следующих тезисах, отличающих его от фабулизма, креационизма и альтеризма.
1. I глава книги Бытия написана в жанре исторической хроники. Она содержит описание (естественно, не полное) событий, действительно имевших место в истории, причём порядок изложения этих событий, по крайней мере, в общих чертах совпадает с реальным историческим порядком самих событий.
2. Эмпирический мир, исследуемый наукой, есть Божие творение. Он несёт на себе как бы «отпечаток» своего Творца и, следовательно, должен рассматриваться как одна из форм Откровения, данного нам Богом (ср. Рим. I, 19 – 20). Перед христианской наукой стоит задача согласования библейского повествования с современными научными данными. Эта задача является по существу своему герменевтической, т. е. задачей по согласованию разных частей Откровения. Она аналогична задаче по согласованию друг с другом разных частей Священного Писания.
3. Творение различных таксонов живых организмов не было творением из ничего (ex nihilo). Бог творил одни таксоны из других. Этот процесс (один и тот же) может быть описан натуралистами как эволюция и богословами как творение.
4. Этот процесс творения-эволюции был очень медленным. Время, прошедшее от начала мира до сотворения человека, было во много раз более долгим, чем вся последующая история человечества. Так что «дни» Творения, о которых говорится в I главе книги Бытия, не являются астрономическими сутками, но должны интерпретироваться как интервалы времени неопределённой (и, возможно, различной) продолжительности (см. более подробно в [32]).
5. Смерть животных и растений существовала на Земле до появления человека и, следовательно, до грехопадения. Она была совершенно естественным феноменом и не должна рассматриваться как проявление несовершенства мира, сотворённого Богом.

Индрикотерии, гигантские безрогие носороги, жившие в олигоценовую эпоху (около 30 млн. лет назад)


Ландшафт раннепермской эпохи (около 285 млн. лет назад)


«Кембрийский океанариум»: животные, населявшие моря кембрийского периода (542 – 488 млн. лет назад) [33]


Последний тезис нуждается, вероятно, в более подробном рассмотрении, т. к. именно он является в настоящее время предметом наиболее оживлённой дискуссии между христианскими эволюционистами, креационистами и альтеристами (наиболее полное изложение эволюционистских взглядов на проблему можно найти в статье диакона Андрея Кураева «Может ли православный быть эволюционистом?» [2], а также в статье автора [3]). Вся палеонтологическая летопись свидетельствует о том, что живые организмы (как растения, так и животные) умирали на всём протяжении земной истории, т. е. смерть как биологическое явление возникла на Земле задолго до грехопадения первых людей.

Массовое захоронение двустворчатых моллюсков в отложениях позднепермской эпохи (около 260 млн. лет назад)


По существу сама эта летопись представляет собой ничто иное, как собрание остатков умерших организмов, упорядоченных во времени. Вместе с тем из Быт. II, 16 – 17; III, 3 можно заключить, что первые люди были созданы Богом бессмертными. Это бессмертие было, таким образом, одним из аспектов, отличавших человека от всей остальной твари. Только человек был создан «по образу и подобию Божию» (Быт. I, 27), только он был подобен бессмертному и вечному Богу в отношении бессмертия и вечности. Для доказательства того, что смерть появилась на Земле лишь в результате грехопадения первых людей, часто цитируют слова апостола Павла: «…Одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть…» (Рим. V, 12). Однако, если рассматривать эту фразу в контексте (от начала цитируемого 12-го стиха до конца V главы Послания к Римлянам), то станет ясно, что речь в ней идёт вовсе не о природном физическом мире, а о мире только человеческом, о мире как синониме слова «человечество», о том мире, который в качестве ответа на вопрос «где?» образует форму «в миру», а не «в мире». Таким образом, цитирование Рим. V, 12 в связи с темой смертности живых организмов есть неправильное истолкование слов апостола Павла, который в данном пассаже имел в виду смерть одних только людей, а не животных. Смертность животных и растений, обуславливавшая смену поколений и тем самым – процесс развития (замену старого новым), была совершенно естественным атрибутом «хорошего весьма» Божьего мира и так же, как все остальные его атрибуты, должна рассматриваться как благо. Нам трудно понять это, потому что в лице своих прародителей мы вкусили плодов от дерева познания добра и зла, в результате чего у нас сформировались свои собственные (отличные от божественных) представления о том, «что такое “хорошо” и что такое “плохо”», и мир, прекрасный в глазах Бога («И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма», – Быт. I, 31), стал казаться нам ужасным. Тем не менее, именно такое видение смерти животных оказывается единственно возможным при попытке согласования данных палеонтологической летописи с текстом книги Бытия.

Хотя все христианские эволюционисты признают, что эволюция живых организмов есть факт, доказанный наукой, однако в качестве наилучшего соответствия христианскому мировоззрению могут рассматриваться различные эволюционные теории. Так, вслед за Фиолетовым [28] и благодаря традиционной связи дарвинизма с коммунистической идеологией большинство христианских эволюционистов принимают в качестве основы своего дискурса теорию номогенеза, предложенную Л. С. Бергом в 1922 г. [34] (Берг считал, что эволюция протекает на основе жёстких закономерностей, и тем самым противопоставлял свою теорию дарвинизму, рассматривающему эволюцию как случайный процесс). Однако в рамках православного эволюционизма также существуют представления [3], согласно которым христианской идее творения лучше всего соответствует синтетическая теория эволюции (неодарвинизм).

В настоящее время достигнуто, в общем, хорошее согласование обоих (библейского и научного) описаний истории мира [2], хотя имеется всё же ряд противоречий. Так, с научной точки зрения кажется невозможным существование зелёных растений при отсутствии Солнца (ср. Быт. I, 11 – 19). Птицы, созданные в течение пятого «дня» Творения (Быт. I, 20 – 23), согласно палеонтологическим данным появились на Земле заведомо позже, чем «гады земные» (Быт. I, 24 – 25), как бы мы ни интерпретировали «птиц» и «гадов». Но подобные противоречия рассматриваются христианскими эволюционистами как несущественные. Они не могут быть основанием для отвержения одного из описаний как неистинного, но служат для нас стимулом для более глубокого изучения как природы, так и Священного Писания.

* * *


Таковы на сегодняшний день основные концепции православного отношения к эволюционному учению. Какое будущее ожидает каждую из них? Ответить на этот вопрос трудно, ибо будущее зависит, в том числе, и от наших собственных усилий, прилагаемых в настоящем. Конечно, по обещанию Спасителя (Матф. XVI, 18) врата ада не одолеют Церкви, и Она до скончания века пребудет «столпом и утверждением истины» (1 Тим. III, 15). Это обстоятельство вселяет в меня веру в то, что истина, добытая наукой, в том числе и истина об эволюционном развитии органического мира Земли никогда, по крайней мере, не будет отлучена от церковного сознания, не будет объявлена ересью, несовместимой с пребыванием её адептов в лоне Церкви (как того требуют креационисты). Но будущее широкое распространение Церкви (и, следовательно, истины) в окружающем Её мире уже не столь очевидно. Не будем забывать, что даже Сам Христос вопрос о сохранении в мире истинной веры до конца времён оставил открытым: «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лук. XVIII, 8).

В отношении будущего эволюционной теории наиболее вероятным мне кажется сценарий, аналогичный тому, который был уже реализован в истории с гелиоцентрической теорией Н. Коперника. Первоначально некоторым членам католической церкви эта теория так же казалась противоречащей Священному Писанию, что, однако, не остановило её распространения и развития в собственно научной среде. Благодаря убедительной, доказательной силе науки эта теория утвердилась в сознании сначала учёных, а в конце концов - и всех христиан, и ныне вряд ли уже кто-нибудь станет утверждать, что она противоречит христианскому вероучению. Того же можно ожидать и для теории биологической эволюции, хотя, если ориентироваться по срокам рецепции системы Коперника, то аналогичная окончательная рецепция для эволюционного учения произойдёт ещё не скоро – лет через пятьдесят.

Существует, однако, серьёзная опасность, которая угрожает реализации такого оптимистического сценария и заключается в попытке проникновения креационизма в систему школьного образования. Современная наука трудна для понимания, и доказательства многих её положений оказываются полностью доступными лишь для специалистов, имеющих глубокое образование в узкой предметной области. Поэтому, когда в средней школе ученикам преподаются основы наук, то усвоение многих научных истин основывается не на доказательствах, а на вере в авторитет учителя. И если учитель с самого начала посеет в неокрепшие детские души ложные представления об окружающем их мире, то в дальнейшем эту ложь не удастся опровергнуть никакими доказательствами: все доказательства будут отметаться как «непонятные», люди просто не захотят вникать в их суть. А без такого проникновения, требующего значительных интеллектуальных усилий, научные доказательства не смогут выполнять своей основной убеждающей функции. Человечеству угрожает состояние сознательного невежества, когда, по словам св. апостола Павла, «здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. IV, 3 – 4). Это состояние пока ещё не имело прецедентов в истории, но в настоящее время, когда наука стремительно теряет свой авторитет в обществе, и в свете процитированного предсказания апостола Павла его угроза кажется вполне реальной.

Впрочем, как писал св. царь и пророк Соломон, «Коня приготовляют на день битвы, но победа – от Господа» (Притч. XXI, 31).

Литература


1. Толстой А. К. Послание к М. Н. Лонгинову о дарвинисме // А. К. Толстой, Я. П. Полонский, А. Н. Апухтин. Избранное. М.: Московский рабочий, 1983, стр. 117 – 120.

2. Той повеле, и создашася. Современные учёные о сотворении мира. Клин: Фонд «Христинская жизнь», 1999, 191 стр.

3. Гоманьков А. В. Идея эволюции в палеонтологии и в Священном Писании // Наука и вера. Вып. 6. Материалы научных семинаров. СПб: Институт Высшая религиозно-философская школа, 2003, стр. 33 – 49.

4. Гоманьков А. Священная история как наука и идеология // Наука и вера. Вып. 7. Материалы международной научной конференции «Наука, идеология, религия», 30 марта – 2 апреля 2005 г. СПб: Институт Высшая религиозно-философская школа, 2005, стр. 74 – 80.

5. Гоманьков А. В. Битва в пути (креационизм и естествознание) // Христианство и наука. Сборник докладов конференции. М.: РУДН, 2008, стр. 113 – 145.

6. Франк С. Л. Религия и наука. Второе издание. Франкфурт-на Майне: Посев, 1967, 47 стр.

7. Cunningham C. Darwin’s Pious Idea. Why the Ultra-Darwinists and Creationists Both Get It Wrong. Grand Rapids – Cambridge: William B. Eerdmans, 2010, 543 pp.

8. Гальбиатти Э., Пьяцца А. Трудные страницы Библии (Ветхий Завет) (перев. с итал.). Милан – Москва: Христианская Россия, 1992, 303 стр.

9. Кюнг Г. Начало всех вещей. Естествознание и религия (перев. с нем.). М.: Библейско-богословский институт св. ап. Андрея, 2007, 250 стр.

10. Священник Алексей Князев. Господь, муж брани (К уяснению религиозного значения книги Исход) // Православная мысль. Труды Православного Богословского Института в Париже, 1949, вып. VII, стр. 105 – 125.

11. Новая толковая Библия с иллюстрациями Гюстава Дорэ в 12 томах. Т. 1. Л., 1990, 392 стр.

12. Иеромонах Серафим (Роуз). Православный взгляд на эволюцию (перев. с англ.). СПб: Светословъ, 1997, 94 стр.

13. Отец Серафим (Роуз). Православное святоотеческое понимание Книги Бытия (перев. с англ.). М.: Российское Отделение Валаамского Общества Америки, 1998, 126 стр.

14. Академии наук против креационизма // В защиту науки. Бюллетень № 6. М.: Наука, 2009, стр. 35 – 41.

15. Кругляков Э. П. Мировая наука о креационизме и эволюции // В защиту науки. Бюллетень № 4. М.: Наука, 2008, стр. 17 – 22.

16. Gräbsch A., Schiermeier Q. Anti-evolutionists raise their profile in Europe // Nature, 2006, vol. 444, iss. No. 7118, pp. 406 – 407.

17. Священник Константин Буфеев. Ересь эволюционизма // Шестоднев против эволюции. В защиту святоотеческого учения о творении. М.: Паломник, 2000, стр. 151 – 232.

18. Яннарас Х. Вера Церкви. Введение в православное богословие (перев. с новогреческого). М.: Центр по изучению религий, 1992, 231 стр.

19. Священник Тимофей. Православное мировоззрение и современное естествознание. Уроки креационной науки в старших классах средней школы. М.: Паломник, 1998, 207 стр.

20. Священник Тимофей. Две космогонии. Эволюционная теория в свете святоотеческого учения и аргументов креационной науки. М.: Паломник, 1999, 159 с.

21. Головин С. Эволюция мифа. Как человек стал обезьяной. М.: Паломник, 1999, 128 стр.

22. Хоменков А. Эволюционный миф и современная наука // Шестоднев против эволюции. В защиту святоотеческого учения о творении. М.: Паломник, 2000, стр. 65 – 122.

23. Вертьянов С. Происхождение жизни: факты, гипотезы, доказательства. 2-е издание. Изд-во Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 2003, 128 стр.

24. Лаломов А. Пешком в прошлое, или Прогулка по залам Палеонтологического музея // Божественное Откровение и современная наука. Альманах. Выпуск 2. М.: Храм пророка Даниила на Кантемировской, 2005, стр. 155 – 174.

25. Епископ Василий (Родзянко). Теория распада Вселенной и вера Отцов. Каппадокийское богословие – ключ к апологетике нашего времени. Апологетика XXI века. М.: Паломник, 1996, 237 стр.

26. Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989, 607 стр.

27. Трубецкой Е. Н. Избранное. М.: Канон, 1997, 480 стр.

28. Фиолетов Н. Н. Очерки христианской апологетики. М.: Братство во Имя Всемилостивого Спаса, 1992, 192 стр.

29. Прот. В. Зеньковский. Апологетика. Рига: Рижская епархия, 1992, 262 стр.

30. Протоиерей Николай Иванов. И сказал Бог… Библейская онтология и библейская антропология. Опыт истолкования книги Бытия (гл. 1 – 5). Клин: Фонд «Христианская жизнь», 1997, 381 стр.

31. Митрополит Иоанн (Вендланд). Библия и эволюция. Ярославль, 1998, 126 стр.

32. Журавлёв А. Ю. Тени зарытых предков // Природа, 2009, № 3, стр. 22 – 29.

33. Священник Леонид Цыпин. Так чем же являются Дни Творения? Центральная проблема экзегетики Шестоднева. Киев: Пролог, 2005, 142 стр.

34. Берг Л. С. Номогенез, или Эволюция на основе закономерностей // Берг Л. С. Труды по теории эволюции. 1922 – 1930. Л.: Наука, 1977, стр. 95 – 311.

13:00 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет Geniuses:

9 "В", или Первое выступление на родительском собрании
Есть у меня тупой класс. "Тупой, ещё тупее" - это про них. И имя сему классу - 9"В".
Любимый 9 "Б" и тупой 9 "В" - небо и земля. На день самоуправления 9 "Б" вёл уроки в 9 "В". Прошло уже 2 недели, а они (9 "Б") всё продолжают мне жаловаться, что там (в 9 "В") чуть сами ни отупели и спрашивают о моих методах работы. Хм... методы, значит...

     Вначале я пыталась добиться ответа по домашнему параграфу у доски - не работает, затем требовала отвечать с места, подглядывая в учебник - неа! Дальше задавала смешные вопросы типа: "Самый главный фашист в Германии в 30-е годы?", "Денежная единица Германии?", "В какой стране к власти пришёл Гитлер?" - и просила найти ответы в домашнем параграфе, а в конце урока сдать самостоятельные на проверку - весь урок рылись в учебнике - ничего не нашли!!! Начала давать самостоятельные на дом и говорить страницу где можно списать, но проблема в том, что на этой странице много абзацев, ответ находится во втором, а 9 "В" дальше первого абзаца не читает, поэтому они берут первое предложение со страницы и получается:
Вопрос: Почему был заключён договор в Рапалло?
читать дальше

URL записи

(свое)

Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
266  (100%)
Всего: 266
21:02 

Доступ к записи ограничен

я не хотела вас обидеть, случайно просто повезло
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:06 

Diary best
Искатель @сокровищ

Тематический день: Happy Hallowin! :hween:

Пишет A. Kirn:

Vanitas
Смеющийся, скалящийся, загадывающий вечную шараду.

Ванитас (лат. vanitas, букв. — «суета, тщеславие») — жанр живописи эпохи барокко, аллегорический натюрморт, композиционным центром которого традиционно является человеческий череп. Подобные картины, ранняя стадия развития натюрморта, предназначались для напоминания о быстротечности жизни, тщетности удовольствий и неизбежности смерти. Наибольшее распространение получил во Фландрии и Нидерландах в XVI и XVII веках, отдельные примеры жанра встречаются во Франции и Испании.
Термин восходит к библейскому стиху (Еккл.1:2) Vanitas vanitatum omnia vanitas («Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, — всё суета!»).
В натюрморте Vanitas из швейцарского собрания, созданном П. Класом (1597 - 1661) в 1630-1640 на каменном парапете вырезаны строки: "Стакан опустел. Время прошло. Свеча сгорела. Человек онемел."
Галерея картин


Символика
список
***
Оптика/ История одной картины
••
В 1910 году появился офорт Ч.А. Гилберта , известный на весь мир...
Отражение красавицы в зеркале, рождающее иллюзию образа черепа,-- известный художественный мотив в традиции романтиков и сюрреалистов. В связи с этим сразу вспоминается знаменитый фотоколлаж с Дали и черепом из голых тел.

Афиши фильмов.

***
Лекарство-старинные рекламные календари фармацевтической компании, торгующей болеутоляющими и успокаивающими средствами. Сам художник- фармацевт,доктор наук и профессор на кафедре анатомии, первоначально нарисовал эти скетчи для витрины аптеки, в которой подрабатывал, пока учился на врача.

Утагава Куниёси "Скелет"

Музыка


URL записи

(подборка)

Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
65  (100%)
Всего: 65

@темы: Текст+картинки, Подборка

18:14 

Diary best
Искатель @сокровищ

Тематический день: Happy Halloween! :hween:
Пишет Добрый призрак:

Дом Борли
Дом приходского священника Борли (Борли Ректори), названный так по имени деревушки Борли, находящейся в графстве Эссекс, Великобритания, имел репутацию «самого любимого привидениями дома в Англии», а возможно, и во всём мире. Только за пять лет, с 1930 по 1935 годы, здесь произошло более двух тысяч случаев полтергейста. В 1940 году Гарри Прайс, известный английский “охотник за привидениями”, издал книгу «Самый беспокойный дом в Англии».

Дом священника в Борли, 1892 год


Read more

источник

URL записи

Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
43  (100%)
Всего: 43

@темы: Текст+картинки, Не свое

10:00 

Diary best
Искатель @сокровищ

Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
73  (100%)
Всего: 73
12:00 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет няшный рысёнок:

Моя терапевт сегодня рассказала прелестную историю, покоряющую наглядностью. Некая женщина пишет смс-ку мужу: "Перезвони, пожалуйста, мне грустно". Муж не перезванивает. Время идет. "Наверное, телефон разрядился", - думает она через 15 минут. "Может быть, он зарядку забыл дома", - решает через 20. "Или телефон потерял", - через полчаса. Через час она представляет себе, как он попал в аварию, разбил машину и вот сейчас разбирается со страховой компанией. Потом - что его везут в больницу. Что он, скорее всего, уже в реанимации. Левая ножка - хрусть, пополам. Правая ножка - хрусть... И вообще, вероятнее всего, уже умер.
Муж перезванивает часа через три. И, поскольку он - психотерапевт, он не спрашивает ее: "Тебе все еще грустно?". Он спрашивает: "Ну, расскажи, что ты со мной сделала за это время?"
Сначала, отвечает она, я украла у тебя зарядку, а потом и телефон. Потом разбила твою машину. Потом толкнула тебя под колеса. И в конце концов убила тебя, дорогой.
И вот так мы делаем на каждом шагу.

(с) не моё.

URL записи

(не свое)

Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест месяца?
1. Да! 
350  (100%)
Всего: 350
00:16 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:34 

Красная Шапочка, как рассказывали бы её разные писатели

kxena
Сказочница и исследователь
Очень веселое чтиво :up:
08.07.2010 в 14:00
Пишет Diary best:

Пишет Одинокая Волчица (Юлия):

"КРасная Шапочка" в литобработке :)
Н. Дроздов

Красная Шапочка (caparossa perro) - типичный представитель семейства blancalaneus'ов ("белых-пушистых", - другие известные представители этого вида - Золотая Рыбка, Серая Шейка и Синий Чулок).
Характерная черта всего этого семейства - яркая белизна и пушистость, однако отличительная черта Красной Шапочки - большой алый гребешок, служащий для привлечения других представителей вида в брачный период.
Обитает Красная Шапочка, как правило в лесу, образ жизни - постоянная миграция (большей частью - вдоль тропинок, поэтому её легко заметить, собирая грибы, или следуя просекой через лес).
Питается в основном пирожками, но при отсутствии оных - всеядна (в таких случаях лучше не попадаться на тропинке голодной красной шапочке).

читать дальше!

Эдгар По
читать дальше

Ги де Мопассан
читать дальше

Джек Лондон
читать дальше

Оскар Уаильд
читать дальше

Сергей Лукьяненко
читать дальше

Б. Акунин
читать дальше.

Михаил Зощенко
читать дальше

Даниил Хармс
читать дальше


КРАСНАЯ ШАПОЧКА (КИТАЙСКИЙ ВАРИАНТ)
читать дальше

Древние греки.
читать дальше



Скандинавские скальды.
читать дальше

Современные реалии русского иентернета.
читать дальше

Редъярд Киплинг.
читать дальше

Льюис Кэрролл.
читать дальше

Омар Хайям.
читать дальше

А.С. Пушкин.
читать дальше

Японские поэты.
читать дальше

Э. Распэ.
читать дальше

via Форум портала «Миф»

URL записи

(классика)

Не Бест? Пришли лучше!



URL записи

UPD: Вторая часть от Тары :)

Пишет Tara Aviniony:
Порыскала в собственных архивах (давным-давно отысканное на просторах Интернета):

Эрнст Хемингуэй

Виктор Гюго

Ярослав Гашек

Оноре де Бальзак (любимое)

Эрих Мария Ремарк

Еще Михаил Зощенко

Еще Сергей Лукьяненко

Курт Воннегут

Татьяна Толстая

Достоевский

Александр Дюма

Умберто Эко

Владимир Сорокин

Габриэль Гарсия Маркес

URL комментария
запись создана: 08.07.2010 в 22:15

@темы: Сказки, легенды, и прочее, Сюжеты

на грани фола

главная